Драконы умеют плакать

Что такое жизнь? То, что дает начало всему, что продолжаешь ты и то, что обязано оборваться. Что оборвут, когда ты не успеешь узнать все и осознать, что же это такое - Жизнь.

Что такое смерть? Кто ее видел? Быть может, она на что-то похожа? Может, ее можно потрогать? Понюхать?

Сейчас, я мог бы рассказать вам многое, и о жизни, и о смерти, и не только о них. Нельзя сказать, что я знаю все, конечно нет, даже наоборот, я видел так мало... Но...

Трудно рассуждать об этом, когда твоя собственная жизнь только начинается.

Совсем недавно я открыл глаза, впервые увидел мать, отца, братьев. Но я единственный, у кого с рождения сломаны крылья, дракон, который никогда не познает Полет. Я не знаю, почему так произошло... наверное, что-то случилось пока меня еще не было.

Все странно и непонятно. Я помню тепло где-то далеко в прошлом, когда не было понятно, что находится вокруг тебя, и кто ты сам. Помню треск, разрываемый мир на сотни хрупких осколков. Как казались они крепки раньше, и как же легко оказалось их прорвать!

Этот мир кажется таким огромным! И таким красивым! Я хочу в нем жить! Я буду жить!

Что же это такое? Это чувство, желание рваться вверх, вперед, узнать больше, понять лучше, найти и обрести. Жизнь.

Братья начали летать. Я смотрел на них снизу и мечтал парить рядом. Я хотел бы нагнать их и сказать, что я тоже могу, тоже умею! Но я остаюсь на земле, дожидаясь их возвращенья, смотрю на чужое счастье. На чужое? Почему чужое? Оно мое! Мое счастье. Я счастлив за других. Тогда начинаешь понимать, какая между всеми нами бывает разница. Несправедливая, нечестная игра. Словно бы, кто-то сверху решил поиграть нами и придумал особые правила, и одно из них затронуло только меня.

Ко мне подошла неслышно мать. Она тихонечко провела лапой по спине, коснувшись поломанных крыльев, смотря в небо, прошептала:

- Если ты хочешь летать - ты будешь летать! Идем.

Она понесла меня куда-то в сторону. Я лишь грустно улыбался, задаваясь вопросом, куда же это мы?

Мы жили в пещере у скал. Они звались именно так - Скалы - поскольку никто не давал им имени. К нам часто приходили люди. Я боялся их, не знал, кто они и зачем приходят. Стоило мне начать расспрашивать об этих странных существах, как родители старались перевести разговор в другое русло. Эта тема была запрещена.

- Не стоит говорить о Них. Они почувствуют и тут же явятся на порог.

То, что все же я правдами и неправдами вызнавал, наводило неподдельный ужас. Они приходили вновь и вновь, злые, одержимые нашей кровью. Я всегда боялся… не за себя... за свою семью.

Жизнь дракона - краткий миг, яркая вспышка разноцветных искр... в темном ночном небе видны такие же искры - большие и маленькие, разных цветов, если приглядеться, они складываются в прекрасные картины… Мама рассказывала нам истории о них. Эти огоньки называют Звездами. Первые драконы были рождены в сиянии этих звезд. Мы рождаемся из огня и умираем в нем. Только огни бывают разными, так же как и эти далекие искры неба.

Мысли вихрем проносятся в голове. Мы взобрались на вершину, высокий пик, откуда видно все, что бы ты ни хотел увидеть. Здесь часто собираются старики. Они говорят между собой о самых умных вещах, братья частенько подслушивают и восторгом рассказывают такие невероятные истории, услышанные отрывками. Я смотрел вниз. Как хочется сделать шаг!



Мать подтолкнула меня к краю обрыва, я глухо зарычал и отступил.

- Ну, давай же! У тебя все получится!

Я с отчаяньем посмотрел на нее.

- Мои крылья... Я не смогу взлететь...

- Хорошо. - Спокойно произнесла она в ответ, взялась когтями за мой загривок и спрыгнула.

Ее огромные крылья с легкостью несли нас двоих по небу, прекрасному голубому небу! С земли не видно, сколько цветных переливов составляет каждый клочок небесного полога. Иногда после дождя можно увидеть Радужную Дорогу. Когда летишь, видишь, как сотни радуг сплетаются в единое полотно, а голубое небо только потому, что синих полос на одну-две больше, чем остальных.

Мой первый полет! У всех бывает их Первый Полет. Я всегда думал, что лишен этого. Меня переполняло счастье, я расставил лапы и представил, что лечу сам, без чьей-либо помощи.

Мы вернулись ближе к ночи.

Что-то не так. Вокруг пещеры лежали вырванные с корнем, изломанные деревья, земля изрыта когтями и истоптана сотнями ног. Что-то горело. В небе скользили два дракона. Отец и младший брат. Где остальные?

Мама с оглушительным воем взмыла вверх. Она что-то кричала отцу, а он тихо отвечал. Я не слышал, слишком большое расстояние до них. Брат приземлился рядом с таким отстраненным видом, что хотелось рычать и рыть землю когтями. Мать начала стремительно падать. Я испугался, что она не успеет уклониться и ударится о землю, закричал. Она помотала головой, будто сбрасывая наваждение, захлопала крыльями, села на землю. Странно, что отец даже не попытался помочь ей. Он смотрел прямо перед собой и ничего не видел.

Мы все вернулись в Пещеру. Это наш единственный дом. С самого детства я боялся прихода людей, но не мог даже подумать... подумать, что кто-то из нас исчезнет, погибнет. Это невозможно. Не верю.

Мать и отец, обычно веселые и жизнерадостные, притихли, поникли. Я всегда улыбался в ответ на безмолвный печальный взгляд. Не хочу, чтобы грусть жила в их сердце.

Шло время, все менялось, я рос.

Я с удивлением смотрел на свое отражение в речке. Оттуда, с глади воды, на меня смотрел Дракон: сильный, высокий, с длинным хвостом и шипастым гребнем. Он обнажил в довольной улыбке белоснежные клыки, рассмеялся и выпустил струю огня и дыма. Вода вскипела. Возвращаясь домой, несколькими взмахами когтей повалил парочку толстых деревьев. Жаль, крылья никогда не отрастут.

Брат рос вместе со мной, но мы не были похожи. Он был намного худее и выше, хвост имел длиннее, даже цвет шкуры бледный, голубоватый, под стать небу, это полеты наложили свой отпечаток. Такими же были и родители. Мне, ползая по земле, удобно быть таким, какой я есть, а ему - таким, какой он. Но и характеры наши другие. Он беспечнее, на нем нет того же груза, что я взвалил на себя, он видел само сердце неба, а земля - лишь временное пристанище, крохотный островок в безграничном море. Вечные взлеты и падения, нырки, петли и штопоры, они дарили драконам чувства неуловимости, неограниченности, земля для них казалась тюрьмой, необходимым злом.

Нападения на нас продолжались. Не знаю, чего хотели люди. По словам отца, они жаждут золота. Для нас золотые монеты и другие безделушки желтого металла - символ солнца, его света, как самого огромного на свете огня, которому покланяются и который чтят не только драконы. Солнце - это то, без чего немыслима сама Жизнь.

Однажды после сражения я нашел раненного человека. Он, теряя сознание, пытался ранить меня мечом. Он потерял много крови, и сил его хватало, пожалуй, только на то, чтобы дышать. Я отнес его домой. Родители были в ярости, но я закрыл его собой и отказался убивать!

Он жил у нас недели две, может чуть больше. Я, как мог, залечил его раны, все же не силен я во врачевании, он потихоньку восстанавливал силы. Родители неодобрительно относились к его присутствию, но перечить мне не хотели, уважали мое мнение, что-то понимали, что-то нет. Раненый же так и не заговорил со мной. Он только пристально наблюдал за каждым моим движением, будто ожидая подвоха, удара в спину. Ему мало понятны мои мотивы.

Любое существо достойно жизни.

Я отнес его позднее ближе к дороге. Там очень часто проходят воины, направляясь к нашей пещере. Надеюсь, его заметили и оказали помощь, и сейчас он дома, рядом со своими родными и друзьями.

Ну, беспочвенны сомненья, его нашли. В тот день не было нападений, чему я был несказанно рад. Сомневаюсь, конечно, что он рассказал всю правду о том, как его спас и выходил дракон...

С каждым днем брат улетал все дальше, возвращался все позже. Один раз он не вернулся. Мы ждали, как обычно, несколько дней. Через неделю мама улетела в город людей, попыталась выяснить, что же случилось.

Она вернулась в тот же вечер, уставшая, раненная, обессиленная, едва избегая пущенных ей вслед стрел и пик. Родители не хотели рассказывать о случившемся, я сам не желал ничего слушать. Их тихий разговор подслушал случайно. В городе среди тамошних драконов ходили страшные истории о заточениях в небольшие крепости на окраинах и их убийствах ради развлечения. Что может быть интереснее уничтожения наиболее сильного противника, который будет сопротивляться почти по-настоящему?..

Раны матери долго давали о себе знать. Не только раненное тело... Еще одна потеря, казалось, лишила ее желания жить.

Молодые драконы всегда идут наперекор родителям. Все старшие знают как опасно появляться в поселениях людей, а глупые драконята, пытаясь что-то доказать, летят в города, нарочно попадаются на глаза... и нелепо умирают. Люди плохо разбирают, когда дракон на самом деле шутит, а когда более чем серьезен.

Все эти истории выглядят глупыми страшными сказками, придуманными вдумчивыми родителями. Выглядели бы так, если бы я не потерял в таких нелепых россказнях брата.

Никогда не думал о том, что буду делать, когда вырасту. Теперь я стал единственной опорой своих родителей. Большинство из нас, вырастая, улетают и создают собственные семьи. Мне, быть может, придется остаться.

Вечер. Я привык патрулировать наши владенья каждый день, возвращаясь на закате. Ухожу и прихожу обратно всегда в одно и то же время. Это стало привычкой, моей маленькой традицией. В один вечер мать ждала меня, дрожа, у входа в пещеру. Что-то в ее глазах сказало мне...

- Отец?! Где он???

Она с мольбой смотрела на меня, не находя слов для ответа. Собрав все силы и отчаянье, произнесла:

- В городе... говорят Они объявили охоту... драконы собрали сильнейших и направились раз и навсегда усмирить пыл заносчивых людишек... а час назад... мимо нас, убегая, пролетели остатки отряда...

Мать не выдержала и с ревом бросилась ко мне. Это месть... Отец хотел отомстить за смерть своих детей... но не вышло...

Мы стояли на пороге пустого дома, обнявшись, и не могли проронить ни звука. Драконы - создания чистого огня и ветра, нам чужды слезы. Огонь и вода несовместимы по сути. Мы не умеем плакать. В наших глазах никогда не появится и дымного следа пара. Но, не смотря на это, я точно знал, что сейчас мы стояли и рыдали...

Война людей с нечистью и монстрами началась. Все драконы собирались у Скал, намереваясь уйти как можно дальше в горы, на самые неприступные вершины. Путь нелегкий, многие ранены. Мы согнали всех настоящих монстров округи здесь, чтобы те задержали наступающих и выиграли время для нашего отступления.

Все пошло сразу же наперекосяк, мы попали в засаду.

Их атака была внезапной, они шли с какой-то жуткой уверенностью в своей правоте в глазах. Драконы с иступленной яростью вступили в бой за свои жизни. Всех неспособных сражаться оттеснили, я распрощался с мамой, почти ослепшей к тому времени, в душе моля увидеться снова, и понимая насколько глупы молитвы несуществующим богам. Я калека, дракон с поломанными крыльями - смех. Я обуза, которую стремятся защищать, а следовало бы бросить. Я стремился сражаться вместе с ними, рвался вперед, но из-за моей медлительности и того, что мне не давали идти вместе с другими бойцами, нас настигли.

Сверкающие доспехи, длинные мечи, плащи, развивающиеся на ветру, заряженный мощнейшими заклятьями воздух. Они легко отражали наши удары, пробивали прочнейший панцирь чешуи... Земля вставала стеной, ветра сворачивали с пути...

Эти люди... беспощадные убийцы... никто не брал меня в расчет... не воспринимал всерьез... ни свои, ни враги... драконы отступали, прикрывая меня... и они погибли... все... до единого.

Сердце пронзала невыносимая боль... Я поднял голову, и из моей глотки вырвался пронзительный крик. Люди вокруг остановились и как-то непроизвольно пригнулись. В моей голове настойчиво билась мысль - убить... убить их... убить их всех!

Я встал на задние лапы, из пасти хлестал огонь, слышались крики.

Смех. Они отняли все, что было мне дорого.

Я резко встал всеми лапами на землю, так что она закачалась. Обожженные люди, пытавшиеся встать, вновь упали. Еще удар всем телом. Даже сквозь багровый туман, заслонявший взгляд, я почувствовал боль. Наплевать! От меня побежали трещины. Третий удар. Словно бы ножом распарывая землю, зазмеились десятки проломов, и мои враги падают в только что открывшиеся расщелины.

Что же случилось с их "хранителями"? Где тот огонь, что наносил нам удары?! А где земля, встававшая на вашу защиту?! Что с воздухом, помогавшим избежать столкновенья с когтями?!

Все силы, что я имею, все то, чего у меня нет, я готов обрушить на ваши головы, не задумываясь о цене. Вся ярость, наполнявшая мои жилы, вся ярость, жившая в драконах, убитых сегодня и ранее и живущая в тех, кто жив до сих пор, выплеснулась наружу.

Концовка 1

Озаглавим этот конец: «Мне не нужно ничего».

Ничто более не прерывает тишину.

Смех. Горько. Больно. Страшно. Я лег на землю рядом с телами павших и закрыл глаза...

Открыл их, услышав вдали чьи-то голоса. Подняв голову, столкнулся взглядом со старым воякой. Он оцепенел. Кто-то окликнул его, но солдат даже не шелохнулся. Я тоже не двигался. Призыв послышался вновь, в нем послышалась тревога. Через несколько мгновений я увидел еще десяток воинов. Они медленно подошли к своему товарищу, заворожено глядя на меня. Я все так же молча опустил голову.

Несколько робких шагов, тревожный шепот. Глаза закрыты, но точно себе представляю, что происходит вокруг. Я не думаю сопротивляться, когда на меня накидывают веревки. Быстро связали, лишив возможности пошевелить и когтем. Кто-то под корень обрубил те жалкие отростки, что должны были быть крыльями. По спине текла густая темная кровь. Боль не чувствуется, хотя на какой-то грани сознания понимаю, что должно быть больно. Но ничего нет. Заснул.

Давно не видел таких снов. Яркое, светлое, доброе сновиденье... Я взмыл в небо, раскинув громадные шипастые крылья, а рядом неслышно скользили папа и мама, братишки. Мы были вместе, и я говорил, говорил, говорил... Всю жизнь мечтал только об этом...

Не хочется просыпаться... Кто-то рассудил иначе, проведя рукояткой меча по толстым прутьям клетки. Моя тюрьма стояла на возвышении на какой-то площади, под завязку набитой людьми.

Лениво потянулся и зевнул. Толпа восторженно взревела. Не каждый день им показывают такое зрелище - казнь дракона. На эшафот вышел человек в белом одеянии, прокашлявшись, он развернул длинный свиток и начал читать. Зрители учтиво замолкли. У людей праздник. Вокруг цветные флаги и вымпелы, все выглядит нарядно, весело. На какое-то время, пока зачитывался приговор, я забыл о сути происходящего и радовался так же, как и они.

Тот человек в белом закончил. Из толпы слышался нетерпеливый свист, подбадривания, аплодисменты. Клетку открыли, и под настороженные взмахи посохов и жесты рук я вышел. Сюда же поднялся палач.

Это моя история, последние произнесенные мною перед смертью слова. Жаль среди людей мало тех, кому понятен наш язык, как и среди драконов немного знающих людские слова.

Дракон вытянул шею и положил голову на плаху, люди заворожено смотрели за всеми плавными смиренными движениями твари. Наступила тишина. Какая-то девчонка закричала и, вырвавшись из рук матери, попыталась залезть на эшафот. Женщина, стоявшая рядом с ними, нежно, но крепко обняла ее и ощутимо встряхнула. Девочка снова вырвалась, но осталась стоять внизу.

Она посмотрела в безразличные глаза дракона, и он ей улыбнулся, та протянула к нему руки.

В то мгновенье палач опустил топор, голова дракона упала с плахи и покатилась по мостовой. Но уже мало кто смотрел на нее, как и на девочку, присевшую рядом с ней.

Наконец, была восстановлена вековая несправедливость и крылатые твари побеждены, последний из них, кого удалось найти, мертв!

Она взяла голову в руки, слезы сдавили горло. На морде дракона застыла последняя улыбка. Девочка утерла глаза и улыбнулась, а из-под мертвых век потекла первая и последняя блеклая капля...

Концовка 2

Призыв к смирению и борьбе,

порушенные надежды и

стремление жить дальше.

Второй вариант назовем: «Если бы».

Ничто более не прерывает тишину.

Смех. Горько. Больно. Страшно. Я лег на землю рядом с телами павших и закрыл глаза...

Когда я открыл глаза, вокруг было так же тихо, как и раньше. Никто не рыскал вокруг поля брани, устланного телами людей и драконов, даже падальщики еще не успели поживиться. Сколько я лежал с закрытыми глазами? Час? Минуту? Или один удар сердца?

Я хорошо помнил каждого человека, лежащего сейчас в пыли и крови, их искаженные злобой лица. Я помню все, каждое мгновение своей жизни до того момента, когда я закрыл глаза. Что-то произошло со мной за это время.

Внутри меня поселились демоны, рвущие еще живую плоть. Из горла вырвался хрип, на большее сил не осталось, хотя в душе я кричал, бился, выворачивая суставы и ломая кости. Ярость сменилась опустошением и жаждой смерти. А теперь пришла боль, и не было понятно страдало это мое тело или душа. Я подумал об оружии, которое принесло бы конец моим мучениям, но от представившейся перспективы - положить на алтарь победы проклятых людей еще одно драконье тело - замутило.

Встал. Сколько друзей сегодня я потерял? Или просто знакомых, защищавших мою и остальных жизни? Они не знали каждого в лицо, но отдали все, что имели за наше спасение.

И все зря?!

Я похороню героев! Когда сюда придут людишки, обеспокоенные куда делись отправленные на облаву, им не достанется ни когтя, ни чешуйки на потеху!

Перетаскивать потяжелевшие тела становилось пыткой. Возможно, умей я летать и не будучи раненным, дело шло бы быстрее. Так же, приходилось перетаскивать мертвых на спине и, пригибаясь под тяжестью, ползти на другую сторону холма. Кровь потоком катилась по спине, бокам, голове и хвосту, окрашивая мое тело багровыми росчерками. Там, где старались маги, сложно понять человек это или дракон: сплошное месиво. Нас застали в сужавшемся проходе между двумя невысокими холмами. Отличное место для скрытой атаки! Как глупо мы попались! А что если бы мы свернули и прошли бы здесь, с этой стороны? Мы наткнулись бы на один фланг нападающих и выиграли бы время, за которое разбили бы треть их сил! Тогда был бы другой расклад…

Мертвых драконов было так много…

Если бы мы договорились спрятаться на другой вершине, до которой нужно добираться окружным путем, то вообще не попали бы в засаду…

Я складывал всех вместе, друг на друга, намереваясь сжечь. Драконы рождаются из огня и должны умереть в нем. Так веками хоронят погибших, и я исполню давнюю традицию.

- Я последний, кто выжил в Битве у Холмов! Братья и сестры, вы будете отомщены! Все, кто нападал и лишал вас жизни уже мертвы, но этого мало! Люди собственной кровью искупят свою вину перед вашими душами. Один за другим они будут умирать в огне, когтях и алчущей пасти! И испытают всю боль, что причинили драконам! Клянусь!!!

На последнем из моей пасти вырвался огонь и скрыл под собой мертвых. Я стоял и наблюдал как с треском пламя пожирает мое прошлое.

Сегодня и я умер на этом погребальном костре.


6628575730613538.html
6628627337594870.html
    PR.RU™